Поиск
  • Moscow Olympic College №1

История Великой Победы: футбол в «городе мертвых»

Весной 1942 года в осажденный фашистскими войсками Ленинград вернулся футбол. Играли вопреки голоду и бомбежкам, нужно было показать врагу – город жив и не сдается!

#ВеликаяПобеда #футболвБлокадномЛенинграде #городмертвых #ВОВ

#Динамо #Зенит #ЦДКА #КубокСССР #ВикторНабутов

Студень из столярного клея

8 сентября 1941 года армия Гитлера взяла Ленинград в плотное кольцо – военную блокаду. Жители города не могли получать продовольствие и единственным спасением была «Дорога жизни», которая проходила по Ладожскому озеру. Но и этот маршрут подвергался бомбежкам.

За 872 дня блокады по разным оценкам от голода умерли от 630 тысяч до 1,5 млн жителей Ленинграда.

"В магазине мама требовала, чтобы нам взвешивали по 150 граммов хлеба отдельно каждому. И дома следила, чтобы папа не съел мой кусочек. Представляете, что чувствовал умирающий от голода мужчина при виде этого кусочка? Потом кто-то сказал, что можно варить студень из столярного клея. У папы были пластинки такого клея. Мама их вываривала, добавляла туда уксус и горчицу - получался студень", - рассказывает блокадница Белла Китайчик, награжденная медалями "За боевые заслуги" и "За оборону Ленинграда".

Зима 1941/42 была одной из самых суровых в истории города. Столбик термометра опускался до минус 34-х градусов по Цельсию. Отопления в домах не было и спасали печи-буржуйки, которые топили книгами и сломанной мебелью.

В апреле 1942 года немецкие самолеты разбрасывали над городом листовки: «Ленинград – город мертвых. Мы пока его не берем, потому что опасаемся трупной эпидемии. Мы уже стерли этот город с лица земли».

Но вопреки запугиванию врагов, жизнь на берегах Невы весной налаживалась. С приходом тепла было восстановлено транспортное сообщение, люди начинали ездить на работу, сократилось количество голодных смертей, на поле вышли футболисты.

В аут не били – за кромкой поля росла картошка

В 1942-м зима в городе задержалась и в начале мая еще была минусовая температура. Планировалось провести матч 6 мая между «Динамо» и командой моряков Краснознамённого Балтийского флота, но в тот день в Ленинграде шел снег и в итоге встреча так и не состоялась, хотя в СМИ потом и появлялась информация о том, что встреча прошла и даже был назван счет 7:3 в пользу «Динамо».

Принято считать первым и самым известным из серии игр в блокадном городе поединок, который состоялся в последний день весны этого года – 31 мая в 14:00 на стадионе «Динамо» на Крестовском острове «Динамо» играло с футболистами «Н-ского завода» (Ленинградского металлического завода (ЛМЗ), которые составили основу довоенного «Зенита»).

Команда ЛМЗ комплектовалась из игроков разных ленинградских клубов. После голодной зимы сил у футболистов было мало – кто-то вернулся с фронта, кто-то лечился в госпитале, у многих была дистрофия. В такой ситуации было принято решение играть таймы не по 45, а по 30 минут. Играли без замен и перерыва. Положенный между таймами отдых отменили, так как футболисты боялись, что если остановятся и сядут, то уже не смогут встать для продолжения матча. Еще одним важным условием было - не бить в аут. Сразу за кромкой поля была посеяна картошка.

Перед матчем выяснилось, что некоторые игроки «Н-ского завода» так и не смогли выйти на поле из-за недостатка сил. В команде не хватало вратаря и место в рамке занял защитник. Но даже эта мера не спасала – не было одиннадцатого футболиста. Тогда динамовцы отпустили к сопернику своего игрока Ивана Смирнова. Вышел в составе команды ЛМЗ и хоккеист Николай Горелкин.

На основном поле стадиона постоянно проводились учения – там находилась полоса препятствий, поэтому матч проходил на запасном газоне.

«Мы еле ходили - были голодные. Игра не получалась у обеих команд - ноги не слушались, их часто сводило судорогой. Никак не могу забыть тот случай, когда Толик Мишук (Анатолий Мишук, «Зенит») с турбостроительного завода в падении головой отбил мяч. А мячи тогда были тяжелые, еще со шнуровкой. После удара он упал и не встает. Мы ему предложили отдохнуть. Но он категорически отказался. Позднее выяснилось, что за два дня до игры он был выписан из госпиталя – у него была дистрофия последней степени – человек еле ходил», - вспоминает участник того матча, футболист «Динамо» Евгений Улитин.

Горожане об игре не знали, поэтому зрителями были лечившиеся в госпитале – всего около 40 человек. Многие были на костылях, кто-то с перевязанной головой.

«Во втором тайме только вышли играть, а через пять минут – воздушная тревога. Снаряды рвались в 150 метрах от поля и попадали в рукав Невки. Мы видели вспышки от разорвавшихся бомб. Судья нам рекомендовал уйти в укрытие. Но все остались и доиграли до конца.

Болельщики сначала нас ругали – «паразиты, люди кровь проливают, а они здесь в трусиках бегают». Но потом увидели - в воротах Набутов стоит, – это же «Динамо»! После этого сразу стали за нас болеть», - рассказывает Улитин.

Ворота «Динамо» защищал Виктор Набутов, который после завершения карьеры голкипера стал известным спортивным комментатором.

«Они все были счастливы, что им удалось выжить. Некоторые были на фронте. В частности, мой отец сначала воевал на Невском пятачке, потом на Ораниенбаумском плацдарме, с которого был отозван. Им всем просто хотелось сыграть в футбол», - говорит спортивный комментатор Кирилл Набутов – сын Виктора Набутова.

Тот матч транслировался по радио, чтобы поднять боевой дух советских солдат на фронте и продемонстрировать несломленность духа перед врагом.

«На ленинградском радио был австрийский диктор Фриц Фукс. Он записал на пленку сюжет, основанный на прошедшем матче, и эта информация звучала на военных позициях через рупора на немецком языке. Естественно, противник об этом знал», - рассказывает спортивный журналист, член международной федерации истории и статистики футбола Юрий Лукосяк.

Эта легендарная игра завершилась со счетом 6:0 в пользу «Динамо». Но разве мог кто-то проиграть в том матче? Участники этой встречи стали посещать города страны, в которые были эвакуированы ленинградские предприятия. Футбол стал дарить людям надежду на скорую победу и возвращение к нормальной жизни.

«То, что ребят после этого матча повезли по городам СССР, многих из них, думаю, спасло от смерти. Кого-то могли убить на фронте, кто-то скончался бы от голода в блокадном Ленинграде. Но вообще в Казани во время войны было немало эвакуированных футболистов. Причем не только из города на Неве – из Одессы, Киева, других городов. Многие работали на авиационных заводах, а в свободное время играли. Каждую субботу или воскресенье такие матчи в городе проходили. Народу на подобных играх было полно – не попасть. Это было чудо, конечно. И отдушина для народа. Праздник!», - вспоминает заслуженный тренер СССР Герман Зонин.

После того поединка в блокадном Ленинграде прошло еще несколько матчей, а через год – в 1943-м состоялось первенство города, которое длилось четыре месяца.


Москвичи болели за ленинградцев


Уже после прорыва блокады Ленинграда, которая произошла 27 января 1944 года, но еще во время войны - в августе 1944 года, на московском стадионе «Динамо» состоялся финальный матч Кубка России. Местный ЦДКА играл против ленинградского «Зенита». С трибун за матчем наблюдало 70 тысяч зрителей. По словам очевидцев, московские болельщики больше поддерживали клуб из Ленинграда, отдавай дань уважения людям, пережившим блокаду.

В начале матча армейцы переигрывали гостей и первыми открыли счет. Но отверженная игра вратаря «Зенита» Леонида Иванова и характер игроков с берегов Невы позволили им одержать волевую победу над соперника со счетом 2:1.

Впервые в истории Кубок СССР достался немосковской команде, а «Зенит» завоевал свой первый трофей.


В статье использованы материалы сюжета канала «Матч ТВ»; портала Vesty.

«Олимпийский резерв» выражает благодарность за помощь в написании статьи спортивному журналисту Юрию Лукосяку.

Фото: Борис Кудояров (РИА Новости), Борис Васютинский, Twitter ФК «Зенит», Пресс-служба Президентской библиотеки.

Просмотров: 6

+7(977)750-56-80

© ГБПОУ "Московское среднее специальное училище олимпийского резерва №1 (техникум)"