Поиск
  • Moscow Olympic College №1

Александр Авербух: «В Израиле мне говорили: «Если хочешь сборы на Северном полюсе, мы тебе устроим»

Трехкратный чемпион Европы, призер чемпионата мира в прыжках с шестом израильтянин Александр Авербух в прямом эфире ютюб-канала МССУОР №1 рассказал о выступлениях за сборную России, переезде в Израиль, создании Ассоциации тренеров, развитии своего спортивного клуба, встрече с Фетисовым, 10-летней дочери – известной модели и семейном счастье.

- Александр, как проходит ваша самоизоляция? У вас большая семья - трое детей. Еще не надоели друг другу? 

- Впервые за долгое время все находятся дома. Но общаемся мы не каждый день - у всех свои интересы. Так что все супер – отдыхаем (интервью записывалось 23 апреля).

- Вместе с детьми делаете уроки? 

- Да. Им дают задание через интернет. И спортивные тренировки тоже проводим по интернету. Я с утра занимаюсь своими делами - на связи с клубом “Лидер”.  

- Как у вас сейчас организован тренировочный процесс?

- Работаем с детьми через Zoom или WhatsApp. Кто-то делает упражнения на лестнице в доме, кто-то выходит на улицу. Сейчас послабления ограничений и уже можно отойти чуть дальше от дома.

«Перед бронзовым чемпионатом мира видел себя только на 17 месте и не понимал, как пробиться в финал»

- Вы родились и начали заниматься легкой атлетикой в Иркутске. Ваши родители были тренерами, значит выбор профессии был предопределен?

- Конечно, когда у тебя спортивная семья — это затягивает. Официально я начал заниматься спортом в 9 лет, когда нам дали удостоверения в обществе «Локомотив». Нужно было платить взнос - каждый месяц одну копейку. За это нам вклеивали марку. Карьеру я закончил в 34 года и 25 лет в спорте — это большой срок. 

- Еще бы. Изначально вы занимались многоборьем, почему потом решили перейти в прыжки с шестом?

- Мой первый тренер - Ткаченко Сергей Леонтьевич. Мы до сих пор общаемся, обмениваемся информацией. Первое время я не был похож на десятиборца – был маленьким, щупленьким. Мы занимались почти всем – играли в футбол, баскетбол делали гимнастику, прыгали на батуте. А в 13 лет я уже начал прыгать с шестом. Вы, наверное, знаете, что в Иркутске одна из самых сильных в стране школ в прыжках с шестом. Шест у меня хорошо получался, я был достаточно координированным. И по рекомендации отца тогда я перешел тренироваться в группу Константина Юрьевича Волкова (чемпион Европы в помещении 1980 года). До 21 года тренировался в прыжках с шестом, прыгал 5,65 метра. Потом один из сезонов мне не удался – показал результат 5,30. В итоге никуда не отобрался и пришлось досрочно закончить сезон.

Во Владимире был международный старт. Отец (Заслуженный тренер России Валерий Авербух) предложил мне выступить за сборную России в многоборье. Я два месяца потренировался и выиграл эти соревнования, прыгнув 5,50 метра. Поступило предложение выступать за молодежную сборную России. После этого еще три года занимался десятиборьем. 

- Но на нем вы не остановились, а потом со сменой дисциплины начали выступать за другую страну. Как это произошло?

- В 1996 году на чемпионате Европы по семиборью ко мне подошли из сборной Израиля и сказали, что у меня еврейская фамилия. Мы познакомились, меня пригласили в гости. Через два года у меня была серьезная травма и нужно было понять - или я возвращаюсь в десятиборье или пробую переключиться на шест. Тогда я познакомился с Валерием Романовичем Коганом (Заслуженный тренер Узбекистана). Он как раз находился в Москве, времена были нестабильные и я был рад с ним встретиться. Его брат-близнец к тому времени уже жил в Израиле. После операции на колено он ко мне пришел и сказал: «Говорят, мы с тобой уезжаем в Израиль». А мы до этого толком ничего не решили. У меня тогда уже была семья, ребенок и переехать было не так просто. В тот момент меня параллельно приглашали учиться в Америку и даже давали стипендию.

- Насколько вам было комфортно в другой стране. Ведь в Израиле тогда почти не было государственной поддержки спорта?

- Когда только приехал, был языковой барьер. Первое время от иврита слышал только шум в ушах, а сегодня спокойно на нем общаюсь. Первый год я находился в русскоязычной среде – ездил на сборы в Иркутск, Белоруссию. В следующем году ко мне уже приехала семья. В Израиле на уровне олимпийцев хорошая государственная поддержка. В первый же год после переезда я завоевал бронзу на чемпионате мира в Севилье. Все, что было утверждено в моей подготовке - было выполнено. Мне говорили: «Если хочешь сборы на Северном полюсе, мы это устроим». 

Недавно была 72-я годовщина Независимости Израиля и меня внесли в список 72-х лучших спортсменов в истории страны. Мне это очень приятно.

- Бронзу чемпионата мира вы завоевали всего через месяц после репатриации в Израиль. Это стало для вас на тот момент самым значимым достижением в карьере. Помогли эмоции от переезда?

- Спустя двадцать лет могу сказать, что это работа, заложенная с детского и юношеского спорта. Израиль тоже сыграл свою роль. Когда у тебя нет высокой конкуренции, никто не давит, ты спокойно отбираешься и едешь выступать. На тот турнир я приехал «темной лошадкой». Посмотрел стартовый протокол и видел себя только на 17 месте, у меня был результат 5,81, и я не понимал каким образом могу пробиться в финал. Тут заслуга моего тренера - Валерия Романовича. Тогда он ко мне подошел и сказал: «Алекс, ты уже сделал свое дело - пробился в финал. Израиль доволен, все довольны. Подготовка не была на том уровне, чтобы бороться за медали. Давай с 5,70 начинать».

Мне эти слова понравились. Я получил эмоциональный подъем. В результате 5,70 и 5,80 взял со вторых попыток. Возможно, тактически ошиблись соперники - многие пропустили высоту 5,80 и сразу поставили 5,90. Через несколько дней после чемпионата я сказал себе: «Вау! Алекс, ты третий в мире!». Такой был внутренний эмоциональный подъем.  

- Как Израиль отреагировал на такой успех? - Я поехал на прием к консулу Израиля в Мадриде. В стране был такой фурор – просто супер.

В Севилье тогда была смешная история. Отец там выступал со своей ученицей Ириной Беловой (серебряная медалистка Олимпиады 1992 года в семиборье). В тот день, когда я завоевал бронзу, на собрании старший тренер российской команды сказал: “Сегодня в нашей сборной четыре медали - три наших и одна израильская”.

«Есть ты не можешь сделать стойку на кольцах, ты пока не шестовик»

- Сейчас вы тренируете в своем клубе “Лидер” и занимаете одну из административных должностей. Как устроена система детского спорта в Израиле? 

- Развитие спорта в Израиля проходит частным образом. Частные клубы поддерживаются государством на двадцать процентов. Остальное — деньги родителей. Могут помогать спонсоры. Это уже становится бизнесом. Так в дальнейшем и должно быть. Сегодня считается нормальным платить какую-то сумму, чтобы клуб мог содержать тренеров, например. 

- В Израиле не было такой профессии, как «тренер». Наставники спортсменов были вынуждены заниматься тренерской работой после основной. Но два года назад вы инициировали создание Ассоциации тренеров. Как с тех пор продвинулся этот вопрос?

- Я один из основателей ассоциации. Профессия тренера должна быть финансово узаконена. Многие хотят работать тренерами, но для них нет никакой социальной стабильности. Должно появиться разделение специалистов по категориям. Сейчас карантин немного помешал нам развивать это направление.

- В 90-е годы в Израиль приехало много спортсменов и тренеров из Советского Союза. Большая часть израильских успехов на международной арене принадлежала выходцам из СССР. Сегодня ситуация поменялась, родившиеся в Израиле стали в спорте конкурентоспособнее?

- Да, тогда приехало много специалистов, и они дали мощный толчок. Сейчас новая волна и есть много молодых тренеров, которые работают в обычной школе и тренируют. Все топ тренеры на финансировании Минспорта и Спорткомитета. Но это зависит от их результативности. Есть такие ситуации, когда спортсмен получает травму. И если у тренера ученик временно не выступает, это не значит, что он плохой наставник.

Сегодня в Израиле у детей появилось желание заниматься легкой атлетикой. Хотя вид спорта тяжелый и пробиться на мировом уровне сложно. Популярны длинные дистанции, марафонский бег. Сейчас у нас пять легкоатлетов выполнили в марафоне олимпийский норматив. И только три человека от страны поедут в 2021 году в Токио.

Не будем забывать, что у нас есть также успехи в дзюдо, художественной и спортивной гимнастике.

- Все-таки какие виды спорта в Израиле самые популярные?

- Как и везде, самый популярный вид спорт – футбол. За ним идет баскетбол, потом теннис, дзюдо, парусный спорт. Многое зависит от развития вида спорта в отдельно взятом городе.

- В этом списке нет легкой атлетики. Как вы оцениваете ее популярность в мировом масштабе?

- В ней надо что-то менять. Делать больше шоу, которые уже успешно организовывают. Мы видим на трибунах недостаточное количество зрителей. Но, с другой стороны, на крупный турнирах аншлаги.

Кроме того, звезды легкой атлетики должны больше получать.

- 20-летний швед Арман Дюплантис побил за неделю два мировые рекорда в помещении. Чего ждать от него в летнем сезоне?

- Ждать шоу. Это парень, которому нравится полет. Не знаю, как на него повлияет карантин, когда ты находишься на волне и тут такое. Но хочется пожелать ему всего хорошего. Прыжки на 6,20 – это как полет в космос. Из-за Дюплантиса на Играх в Токио ждут именно прыжки с шестом.

- Рекорд Сергея Бубки держится уже 26 лет. Дюплантис готов его превзойти?

- Он его побил, сейчас рекорды в закрытых и открытых одинаковы. Мне посчастливилось прыгать с Сергеем Назаровичем Бубкой в одном секторе. В свое время он мог показать, наверное, и более высокий результат. Знаю, что на тренировке его прыжок был выше 6,20. Но что делать, прошло время и появился новый рекордсмен. Я думаю, Арман прыгнет выше. Он поймал что-то такое, что сложно сделать другим. У него своя история, он начал прыгать с 5 лет.

- Почему так долго держится рекорд Бубки. Он был таким уникальным спортсменом или до Дюплантиса не было сильных шестовиков?

- То, что сделал Сергей — это сложение сразу нескольких моментов. У него был личный тренер по спортивной гимнастике Александр Соломахин. Тренер высочайшего уровня. Это один из важнейших моментов.

В 80-х годах прыгали 5,80, технологии ушли вперед, но не настолько. Важен человеческий фактор. Тут должна работать система, сложно сделать что-то одному. 

- Насколько для шестовика важна гимнастическая подготовка?

- С Александром Соломахиным я проработал полгода. Есть ты не можешь сделать стойку на кольцах, ты пока не шестовик. У нас только с тренерами по гимнастике было две тренировки в неделю. Меня научили тянуть носки в воздухе и жестко себя держать. После таких тренировок на руках должны появиться мозоли.

- Вам больше нравилось выступать в закрытых помещениях или на открытом стадионе?

- Когда прыгаешь на улице и ветер в спину – это хорошо. Были комфортные стадионы, на которых я любил участвовать. В закрытом нет побочных моментов, которые тебе мешают. Но зимний сезон короткий и реализовать себя полностью не удавалось. У меня была такая арифметика – в летнем сезоне я добавлял к результату зимнего 10-15 сантиметров.

«Я начал увлекаться хоккеем и записался в секцию для «чайников»

- В конце прошлого года у вас состоялась встреча с Вячеславом Фетисовым. Какое осталось впечатление?

- Для меня это был шок. Познакомиться с легендой, которую ты видел по телевизору. В детстве, когда были хоккейные матчи сборной Советского Союза, мне разрешалось их смотреть даже после программы «Спокойной ночи, малыши!».

Впервые Вячеслав приезжал в Израиль со своей программой по климату, которая проходила под эгидой ООН. Его задачей было – объединение стран с помощью хоккея. Второй раз он прилетал уже с премьерой фильма «Русская пятерка» (американский документальный фильм о главном русском сочетании в истории «Детройта» и всей НХЛ – Константинове, Фетисове, Ларионове, Федорове и Козлове).

- Фетисов посещал тогда новый ледовый комплекс, построенный в Израиле. Теперь в стране с жарким климатом есть четыре ледовых центра – в Метуле, Эйлате, Холоне и теперь в спортивной столице – Нетании.

- В Израиле, как ни странно, хоккей сейчас набирает популярность. На существующих катках все время для секций расписано. В новом центре нет больших трибун, но коробка стандартная. Я даже начал увлекаться этим видом спорта, записался в секцию для чайников (смеется). Но коронавирус спутал все планы. В стране есть проект развития хоккея. Хотят построить каток в Хайфе.

- В Израиле в начале нулевых был неплохо развит шорт-трек. Но вот уже больше десяти лет этого вида спорта в стране нет. Единственный израильский шорт-трекист, воспитанник той школы двукратный чемпион Европы Влад Быканов сейчас тренируется в Нидерландах. Есть ли надежда, что с появлением новых ледовых арен в стране возродится шорт-трек?

- Главное — это тренеры. Надо их где-то найти. Катков в стране не так много, получается, нужно будет подвинуть хоккей или фигурное катание. 

«Когда ходим по улице дочь говорит: «Папа, с тобой только один раз сфотографировались, а со мной уже три»

- Ваша дочь 10-летняя Анастасия – известная модель. Насколько серьезно это ее увлечение?

- У Анастасии 126 тысяч подписчиков в Инстаграме. Ее аккаунт ведет моя супруга (мастер спорта по спортивной аэробике Наталья Авербух). На нее подписываются из России, Бразилии, Европы. Один из ее недавних кампейнов был с «Армани». Есть сотрудничество с российскими моделями.

- Она учит вас правильно фотографироваться?

- Нет, но у нас есть соревнование - когда ходим по улице, она говорит: «Папа, с тобой только один раз сфотографировались, а со мной уже три». Но иногда я довожу дело до ничьи (улыбается).

- Вашей средней дочери Диане 16 лет, старшей Татьяне – 25. У них никогда не было каких-то ревностных моментов, что столько внимания приковано к Анастасии?

- Не думаю. Надо будет у них спросить (смеется). Все-таки большая разница в возрасте. Выбор Анастасии не был самоцелью. Все шло постепенно и правильно. У нее есть свой менеджер, правильный подбор кампейнов. Она делает не все, что ей предлагают. 

У нас все заняты делом. Диана бегает спринт. Она сама его выбрала. Татьяна - стюардесса «Эль Аля» (израильская авиакомпания).

- Авербухи взяли и землю, и воздух. Вы живете с четырьмя красивыми женщинами. Какой секрет вашего семейного счастья?

- Плюс в том, что мы все из спорта. Мы понимаем и доверяем друг другу. Один из важнейших моментов -любовь друг к другу. Всегда бывают ссоры, но близким надо уступать. Как меня учила мама - обижаться долго нельзя. Три минуты и помирились.


Просмотров: 20
 

Форма подписки

+7(977)750-56-80

  • Google Places
  • Facebook
  • Instagram
  • YouTube

© ГБПОУ "Московское среднее специальное училище олимпийского резерва №1 (техникум)"